А я не хочу, чтобы с меня сдирали кожу.

Я не хочу, чтобы меня красили, сушили, белили...

«Я такое дерево» (муз.Микаэл Таривердиева, сл.Григорий Поженяна)

Зайдя в мастерскую Гаяне, первое, что мне бросилось в глаза – это обилие жёлтых красок на картинах, развешанных на стене. Сказать, что это были ярко-жёлтые цвета, было бы не правильно, но почти во всех работах присутствовал этот, сперва непривычный для меня цвет.

Месяц назад я договорился с Гаяне, что приду к ней, чтобы ознакомиться с её творчеством...

Много лет назад, зайдя в картинную галерею, хозяином которым был Карен, я впервые увидел работы Гаяне, тогда ещё молодой художницы. Сейчас не помню, какие конкретно были картины, но тогда они мне понравились. И теперь, по истечении стольких лет, я снова вижу её работы, присматриваюсь к ней самой, смотрю, как она терпеливо объясняет своим ученикам, у кого какие ошибки. Мастерская Гаяне находится на втором этаже Степанакертской картинной галереи, в небольшой светлой комнате. Помогли ей в этом советник нашего президента академик Габриелянц и министерство культуры.

Гаяне родом из Шуши, когда их оттуда изгнали в 1990 году, семья оказалась в Степанакерте, где проживает до сих пор. Поэтому Гаяне под всеми своими работами подписывается как «Гаяне Шушеци» (Гаяне Шушинская).

У них в семье было пятеро детей (трое сестёр и двое братьев) и почти у всех была тяга к рисованию, но родители, как-то не обратили на это внимание. Потом была война, брат 16-ти лет погибает, потом погибает другой брат.

«От полученного стресса, после смерти брата (они тройняшки – Гаяне, сестра и погибший брат), что-то со мной произошло, у меня в душе произошёл «взрыв» - появилась дикая жажда к рисованию. Ту боль, которая была у меня в душе, я старалась приглушить рисованием, при помощи цветов хотела успокоить себя, забыться... Эта боль до сих пор не проходит, но на какое-то время помогает отключиться...», - говорит мне Гаяне, одновременно смотря, как работают её ученики – Две Анны и Марта.

С 15 лет Гаяне начинает искать художественные школы, где она могла бы научиться рисованию, но везде получала отказ - на учёбу берут до 15 лет. Но потом ей повезло, она оказалась в мастерской известного карабахского художника Самвела Габриеляна, который был первым и последним её учителем. Девять лет Гаяне училась у Габриеляна, оттачивала своё мастерство, писала картины, пока не стала самостоятельной и не нашла себе место для мастерской.

Я попросил Гаяне рассказать о выставках её картин, своём творчестве. «У меня было очень много персональных выставок в Степанакерте, потом, две выставки в Москве, четыре – в Ереване. В групповых выставках мои работы были выставлены в Германии, Бейруте, Лондоне, Франции.

Около 400 работ на данный момент куплены частными лицами или подарены, и находятся во многих странах мира.

Все мои работы написаны в стиле авангардного искусства, это моё направление. Было время, когда мои картины продавались, но это не всегда так. Может быть период, когда 3-4 года ни одна из моих работ не продастся, но я не унываю, работаю, пишу каждый день и никогда не думаю о том, продадутся ли мои работы. Когда в мои руки попадают деньги, первым долгом я покупаю краски, а потом хлеб и всё остальное», - улыбнувшись говорит Гаяне

Гаяне - член Союза художников НКР, в настоящее время учится в институте Гюрджян на втором курсе, также преподаёт уроки рисования в с. Ванк в школе искусств (в НКР, во многих населённых пунктах существуют школы искусств: в гг.Мартуни, Гадруте, Аскеране, Мардакерте, в сс.Астхашен, Тог, Чартар и др. сёлах. ред. АВ.)

«Я обучаю учеников, например, культуре штриха, учу их правильно рисовать, но они свободны в своих действиях, дальше уже должна работать их фантазия. В советское время ко многим художникам было обязательное требование, скажем, рисовать Ленина и что-то в этом духе. Считаю это неправильно, так как художник должен быть свободным. Впрочем, не только художник, любой человек должен быть свободным...», - в конце нашего разговора резюмировала Гаяне.

Я смотрел со стороны на Гаяне и видел, что у этой молодой женщины есть сила воли, есть то, что нет у очень многих людей – у неё есть своё «Я». Услышав историю её жизни я понял, что по жизни ей приходится «плыть против течения», пробивать себе дорогу... После смерти братьев отец развёлся и вся забота о семье легла на плечи Гаяне. Ей приходилось работать в поте лица, зарабатывать, бороться с завистниками, недругами, но эта борьба только закалила её.

Около трёх часов я провёл в мастерской, и те жёлтые тона, которые присутствовали на картинах, и, которые мне вначале не очень понравились, показались мне симпатичными и почему-то вспомнились слова «А я не хочу чтобы с меня сдирали кожу...» из стихотворения Григория Поженяна «Я такое дерево», музыку к этим слова написал Микаэл Таривердиев...

"Я такое дерево"

муз.Микаэл Таривердиев
сл.Григорий Поженян

Ты хочешь, чтобы я был, как ель, зеленый,
Всегда зеленый - и зимой, и осенью.
Ты хочешь, чтобы я был гибкий как ива,
Чтобы я мог не разгибаясь, гнуться,
Но я другое дерево.

Если рубанком содрать со ствола кожу,
Распилить его, высушить, а потом покрасить,
То может подняться мачта океанского корабля,
Могут родиться красная скрипка, копье, рыжая или белая палуба.
А я не хочу чтобы с меня сдирали кожу.
Я не хочу чтобы меня красили, сушили, белили.
Нет, я этого не хочу.
Не потому что я лучше других деревьев.
Нет, я этого не говорю.
Просто, я другое дерево.

Говорят, если деревья долго лежат в земле,
То они превращаются в уголь, в каменный уголь,
Они долго горят не сгорая, и это дает тепло.
А я хочу тянуться в небо.
Не потому что я лучше других деревьев, нет.
А просто, я другое дерево.
Я такое дерево.



http://www.kavkaz-uzel.ru/blogs/929/posts/20107

Другие посты автора