Вы больше не будите видеть эту публикацию Отменить
11-02-2018 | 23:18
2
Отменить

Евгений Дьяконов отрывки книги «В зоне uz», том первый «Для тех, кто свободу любит» 

Исторический эпизод массовых репрессий в Узбекистане, события марта-декабря 1997 года 

Эта история произошла давно. Даже еще раньше, примерно в те незапамятные времена, когда в Узбекистане слово «Пепси-кола» -  приравнивалось к государственной измене. 

Поводом для публикации этой главы, стало событие, казалось бы на первый взгляд не имеющее никакого отношения ни к политической, ни к общественной жизни в Узбекистане. 

Прежде чем посвящать тебя, читатель в подробности всей этой кутерьмы, где сам черт ногу сломит, я хочу честно признаться тебе, дорогой мой читатель, где правда, а где вымысел, сегодня этого уже не понять. 

Как сочетаются меж собой Узбекистан и рок-культура? Не только преследованиями и запретами на самовыражение альтернативной молодежи, а еще и тем, что День Конституции Республики Узбекистан, по стечению обстоятельств совпадает с днем гибели Джона Леннона. Рокеры не раз пытались устраивать концерты в этот день, в память величайшей личности, но власти всегда не только запрещали, были случаи когда, обвиняли в «антиконституционной деятельности». Как раз об этом мой рассказ, а пока… 

         Агентство Ферганау в 2004 году опубликовало статью, о концерте ташкентской группы «Паучок Ананси» в Москве, пролившую живительный бальзам на сердце любому рокеру. Это как Aerosmith  после Ласкового Мая. Когда хочется ругаться, но уже не можется.…И начинаешь понимать, что для настоящего, сегодняшнего счастья, хватает того, что ты проснулся не под столом. Удачи вам ребята! И все-таки ROCK-N-ROLL жив, ROCK-N-ROLL – жил, ROCK-N-ROLL будет жить! 

Все, хорошо у нас, и так хочется думать, когда в наушниках звучит «Let It BE», и в холодильнике есть что-то на завтра…. Так и хочется вторить БИТЛАМ, пусть будет так! 

«Ищут родители, ищет милиция,  
ищут бандиты и психбольница,  
ищут давно и не могут найти,  
парня какого-то, лет двадцати.  
      В равных штанах, на коленках наколки, 
  в черной повязке и грязной футболке.  
Знак HMR  на груди у него,  
больше не знают о нем ничего»  

 

Итак, эта незамысловатая песенка, имела прямое отношение к событиям политической  селекции образца 1997 года, в народе окрещенные «Вторая волна массовых репрессий в Узбекистане». Позже и ныне, этот термин употребляют международные эксперты в области прав человека и журналисты. По подсчетам правозащитников, это была самая массовая  и самая жестокая волна репрессий. Даже «Третья волна» в 1999 году была мягче и не такой объемной и поглощающей. 

В 1997 году пострадало много «левого»  народа, т.е. невиновных людей. Причем, большая часть пострадавших (тогда) не имела никакого отношения ни к политике, ни к религии, ни к оппозиции и естественно не помышляла о «Захвате власти» или «Антиконституционной деятельности» и как это ни странно звучит многие из репрессированных были ярыми сторонниками правящего режима, но как говорится, «лес рубят, щепки летят». Один из таких примеров, твой покорный слуга, к счастью – оставшийся в живых. Далее, большинство репрессированных, заняли оппозиционную позицию к правящему режиму и начали уже действительно антиконституционную деятельность и всеми фибрами души возненавидели Ислама Каримова, его семью, его окружение и все что с ним связано. 

Дорогой мой читатель, ты вполне справедливо можешь сказать, мол, автор малюет картину тех дней со «своей колокольни», и ты во многом прав, на то ты и читатель. Но в предыдущих материалах, я не один десяток раз повторял и буду повторять впредь, что я враг всяких кривотолков и домыслов, я сторонник фактов имевших место быть. 

Хотелось бы, чтобы, кремлевский рупор, Михаил Леонтьев, все-таки не был однобоким журналистом, а взглянул бы на обратную сторону медали. Понимаю, что г-н Леонтьев читает заранее приготовленный ему текст, но все же. Уверен, что до событий в Андижане, уважаемый мною коллега не смог бы показать на карте, где находится Ферганская Долина, не говоря уже о том, что в 2001 году, 11 сентября он публично назвал в программе «Однако» Центральную Азию – «Среднеазиатская помойка», а народы ее населяющие «чурками безмозглыми». Это относиться  и ко мне, ведь я родился и вырос в узбекской глубинке. Видимо он никогда не был в Узбекистане, и не знает чаяний и проблем народа. 

Факты упрямая вещь, от них и только от них можно восстановить некогда утраченную истину. Но как было сказано в одной из глав следующей моей книги «Демократия по-збекски» – «Лицо Истины  - не всегда приятно». Поэтому, следует ли кому-то из нас обращаться к Истине, ведь Истина как строптивая кобыла, за ней не угнаться и лягается она больно. Надеюсь, что Истина и Правда, очень скоро будут главными аргументами в Международном Трибунале, против Ислама Каримова, за преступления против человечества. Но это будет не завтра, а пока… 

Автор так же не преследует цели «реабилитироваться» или «оправдаться» перед общественностью. Каждый вправе делать выводы и впоследствии писать отзывы в силу своего интеллекта, наделенного Природой, но это право каждого из нас. 

Год 1997, «Вторая волна» началась сразу после Нового Года, то есть, видимо власти Узбекистана заранее уготовили всем нелегкую участь. Репрессивный аппарат МВД уже провел «оперативные мероприятия» и списки «врагов народа» были готовы. «Псы» только ждали команды «ФАС». Это я узнал уже в 2000 году, от одного мента и совершенно случайно, просто «папа», был милостив и дал людям справить Новый Год в кругу семьи, а уж потом «выписал всем по полной программе». 

 План репрессий по образцу, «был бы человек, а статья для него найдется», вынужден повториться, что менты не особенно утруждали себя всасыванием из пальца уголовных дел, все «заказники» обвинялись по «дежурным» на тот момент статьям, незаконный оборот наркотиков, незаконное хранение оружия и боеприпасов, кроме всего прочего им подбрасывались антиправительственные листовки и вменялась прочая лабуда. 

Религиозных деятелей было сравнительное меньшинство, тогда в сети репрессивного аппарата «Алматов-Иноятов & Co» попадали не только политически нейтральные, а иногда даже сочувствующие Исламу Каримову. Но не все так просто. 

Я неоднократно говорил, что провожу параллели сравнения Ислама Каримова, с Адольфом Гитлером и Иосифом Сталиным и буду доказывать это и будущем. Уж слишком много он перенял у «красных» и «коричневых» и слишком много он успел воплотить в жизнь. Обидно, что сильные Мира Сего этого не видят. Или не хотят видеть? У сильных Мира Сего другие планы. 

Начну издалека, чтобы ты читатель мог видеть полную картину тех дней, а уж том будешь судить, кто прав кто виноват. 

«Первую волну массовых репрессий в Узбекистане» власти провели в 1992 – 93 году, тогда в основном под маховик репрессий попали религиозные деятели, в большинстве исламских проповедников и активистов религиозных организаций. Наиболее пострадавшими в этой кампании можно назвать регионы Ферганской долины, как в прочем и в другие  времена, этот район подвергался более ожесточенным нападкам силовых ведомств Узбекистана. 

«Вторая волна», как я и сказал, была более массовой, и в нее попало много разношерстной и «левой» публики, были даже сторонники правящего режима, которые в застенках превратились в ярых противников. Все пострадавшие, как на подбор имели «стандартные» статьи, хранение наркотиков и боеприпасов, хотя никто из этих людей никакого отношения к криминалу не имел. Думаю, тем, кто знаком с Узбекистаном, не надо объяснять, что это такое. «Дежурные» статьи Уголовного Кодекса достались в наследство от советского строя, существуют они и теперь. Есть печальная статистика, если у осужденного или подследственного в деле проходят статьи 273 и 248 – одновременно (незаконный оборот наркотиков, незаконное хранение оружия и боеприпасов), то без ошибки этого человека можно причислить к политическому делу или он попал в список неугодных режиму. 

Осужденных за «религию» и «попытку свержения» в 1997, было меньшинство, присутствовала масса, «наркотики, листовки, патроны». Это были журналисты, правозащитники, общественные деятели, руководители общественных и государственных организаций, банкиры, бизнесмены, ученые и просто недовольные правящим режимом. 

Немалую роль во «второй волне» сыграл Хаттам Абдураимов и руководимый им фонд Камолот. Для непосвященных, фонд молодежи Камолот, был реконструирован из бывшего комсомола, точнее сказать переименован. Устав фонда, был «содран» у российской молодежной организации «СОКОЛ», как образчик про правительственной молодежной структуры. По сути, это был тот же комсомол, только власти обновили вывеску. Ислам Каримов, тогда предавал немалое значение молодежной политике, не то, что ныне, и на эти цели выделялись немалые средства из бюджета. Как эти средства расходовались, а равно их объемы тайна не хуже чем «Страшная тайна Золотого ключика» - по сей день. Тема молодежи, настолько была остра для Президента, что он выступил учредителем Камолота. Ислам Каримов понимал, что информационный вакуум в умах молодежи, после упразднения комсомола могут заполнить враждебные для него силы, поэтому он решил восполнить этот пробел, … собой. Молодежь. Как известно, будет строить будущее, а вот какое будущее они будут строить, это решал сам Президент. Но с подбором кадров в «новую» организацию были проблемы. Впрочем, тогда выбирать то было не из кого и не откуда. Поэтому новые посты заняли бывшие комсомольские функционеры Ленинского Комсомола Узбекской ССР. Все ячейки комсомола, срочно были переименованы по-новому. Но руководители филиалов по привычке ходили с папками и портфелями где рельефом были выбиты золотые буквы «ВЛКСМ». 

На бумаге Устав и Задачи вновь созданной организации, были весьма актуальными и даже нужными, а вот, в сущности, все выглядело скверно.  Правда, время от времени, власти выставляли какое-нибудь политическое «шоу». Обычно это приурочивалось к визиту некой значительной персоны с Запада. Показуха, как элемент государственной политики нынешнего Узбекистана, лишь набирала обороты. 

Пресловутая идея Мустакилизации (построения независимого Узбекистана на национальной идее), стала давать первые сбои. Ислам Каримов наступил на свои же грабли. Подконтрольная правительству пресса, вешала лапшу на уши молодым оболтусам в ВУЗах о «Идее национальной независимости и суверенитета», что стало удобной находкой и причиной для притеснения некоренного населения, в частности русских, как главных «врагов» Узбекистана. Последствия этого были, таковы, что в отличие от 1990-92 годов, Узбекистан стали покидать не только русские, но и узбеки подались в поисках счастья в «проклятую Россию». Все Указы и Постановления, того времени носили два междустрочных отпечатка, - «Если истории нет, то ее надо придумать» и «Узбекистан – только для узбеков», но не для всех, только для избранных, в число которых попадало окружение Ислама Каримова и прочие. 

Силовые ведомства усиливали оперативную работу в массах, чтобы владеть настроениями народа. Армия осведомителей росла не по дням, а по часам. Все «стучали» на всех. 

Дворцовая принцесса Гульнора Каримова, в это время только вкусила плод внутри & внешне государственного бизнеса, но ее тогда  всерьез никто не воспринимал. А зря, ведь это для нее «папа» делал «зачистки» в поле бизнеса. Конкуренты «принцессы», даже потенциальные, были либо подмяты под «Гулькин каблучок», то есть им насильно была навязана «крыша». Либо Гульнора оказывалась соучредителем множества средних и мелких фирм. Альтернатива, упрямцы, (были и такие), попали под репрессии и отправились на нары, кормить вшей в «зоне отдыха Козленок». 

Особое недовольство в народе было в конце 1996 начале 1997 годов, после вступления в силу Закона о государственном языке и обязательное владение им для ответственных должностей. Никто не может сказать точно, какой ущерб это принесло и без того  истощенной экономике Узбекистана. После вступления Закона в силу специалисты с предприятий разбегались как тараканы от дихлофоса. Кто-то уехал в Россию, кто-то перебивался случайными заработками и конце концов спился до скотства, а были случаи самоубийств, но об этом власти предпочитали помалкивать. 

Не лучшим образом тогда выглядела и оппозиция, как внутренняя, так и виртуальная, (пардон) - в эмиграции. Я не хочу ковыряться в деталях, кто, когда, чего, кому, сказал, но одно помню точно, любую жалобу на ущемление в Узбекистане русских или других национальностей – узбеками, оппозиционеры называли проявлениями шовинизма и русского национализма. Печально, но все так и было. 

Весьма проблематично было вести частный бизнес или быть руководителем общественной организации, если у тебя не было какой-то «крыши, там на верху», а если еще и национальность была не титульная, то проблема удваивалась, так как на языке Пушкина и Толстого, с тобой мало кто разговаривал, за исключением собратьев по несчастью. 

Одна из задач Камолота, организация и проведение зрелищных мероприятий для молодежи. Сколько же денег было разворовано на про - комсомольском шоу-бизнесе, об этом История, налоговые органы Узбекистана и товарищ Абдураимов умалчивают. Можно только догадываться, по объемам вложений и  реальной отдаче.  

Кроме вреда, от Камолота была и польза, в поле частного бизнеса. В период повальной нехватки наличности, любое, даже районное подразделение, делало «обналичку» аж под 80%! Таких процентов в республике никто не давал. Деньги «загоняли» на счета какой-нибудь камолотовской «дочки» (дочерняя фирма). 

«Дочки» были закрыты плотным шитом Гульноры от проверок и ревизий, это была прерогатива руководства. Работала простая схема, «Плати долю иначе кислород перекроем», (сегодня эта схема работает без сбоев). Взамен, и без того льготные «дочки» Камолота получали, практически безграничные возможности в бизнесе и общественной деятельности, я уже не говорю о безоговорочной «капитуляции» Хокимиятов на местах, перед проектами Камолота. 

Имели место и потуги демократии Ислама Каримова в молодежной среде. В противовес Камолоту была выставлена «оппозиционно – настроенная» молодежная организация «Фидойи Ешлар», частично спонсируемая Фондом «Кондрата Аденауэра» и тайно «сверху». Аналогичные шаги правительства Узбекистана по «демократизации общества», позже, аналитики назовут «управляемая демократия» 

О «дочках» Камолота говорить можно долго и нудно, но вот одна из них ООО «Diamant ltd» под руководством Джаважалала Хакимова, бывшего председателя Ленинского (Мирабадского) районного комитета комсомола, было ориентирована на шоу-бизнес, а именно, рок-концерты в частности. На балансе была группа «Рейс 09» и «супер звезда мировой рок-музыки» Игорь Савич. «Рейсы» базировались в бывшем доме культуры кабельного завода. Рокеры тогда об этом и мечтать не могли, а у Савича это все было и концертная аппаратура по тем временам, стоила целое состояние, и концертная площадка и юридический статус и все это было во владении одного человека. Складывалось впечатление, что, Савичу и Хакимову был поручен «рок-фронт», и они честью и  гордостью выполняли задания «партии и правительства», за что «партия и правительство» позволяли им что-то «иметь на карман». 

 Не могу утверждать точно, я при постановке задач не присутствовал, но любому явлению, всегда можно найти здравое объяснение. К сожалению, другой альтернативы этому нет. Сведущие люди не дадут мне соврать, что камолотовские «дочки» вели себя как настоящие уличные беспредельщики в поле бизнеса. Им было позволено все и все им сходило с рук. Лидеры, ячеек позволяли себе, покупать автомобили, квартиры любовницам и дорогие по тем временам мобильные телефоны. 

 О «мобила», ты Бог удачи современной узбекской молодежи! «Труба» как показатель успеха, достатка и значимости в обществе, была важным атрибутом для бизнесмена даже среднего калибра. О мобильной связи и «трубах» в Узбекистане, можно написать целую книгу и о том как «понтовались» ими аристократы и дегенераты. Но об этом как ни будь в другой раз, а пока, читатель – ты согласишься со мной, что мобильный телефон был поставлен в культ, не меньше чем Государственный Гимн. Не изменилась картина и сейчас. Можно наблюдать, как чей-нибудь дефективный детеныш, «гнется» как на шарнирах и пальцы веером, если у него в руках макет «мобилки», а на самом деле это китайский калькулятор. 

Пожалуй, тут не раскрывается истина и направление этой статьи, как репрессивный аппарат Ислама Каримова смог  не только подвергнуть репрессиям, казалось бы нейтральную от политики и тем более от религии, не говоря уже покушении на государственный строй, рок-тусовки Ташкента. Однако… 

Ислам Каримов вышибал мозги у нации со всех сторон! Все кто проявлял свободолюбие и вольнодумство, были репрессированы. Как и принято в современном тоталитарном государстве, всем этим людям были навешаны ярлыки уголовников. 

После расправы с общественными организациями ветеранов афганской войны и ликвидаторов чернобыльской аварии, власти взялись за ташкентскую рок-тусовку, проще говоря, за альтернативную молодежь, нейтральную, а значит потенциально опасную для правящего режима. Это была на тот момент, неуправляемая и неконтролируемая среда, что естественно раздражало кого-то там на верху. 

Ташкентский рок-клуб, созданный после общества воинов-интернационалистов «Содружество» в конце 1994 года и зарегистрированный властями 2 февраля 1995 года, базировался во Дворце Культуры «Ташсельмаш», в народе просто «Крематорий». 

Ребята, наученные горьким опытом, выбрали иной путь, чтобы на этот раз власти не смогли препятствовать работе. Форма собственности вновь создаваемых организаций была выбрана частная, так было лучше для всех. Учредителем и руководителем ташкентского рок клуба стал ваш покорный слуга, то есть я. Заместитель – Алексей Красильников, бывший заместитель председателя «Содружества». Менеджером – Виктор Чирков, бывший управделами, того «Содружества». 

Рок-клубовцы тогда в политику не  лезли, делали свое дело и довольствовались тем что зарабатывали. 

В чем состояла работа Рок-клуба? В середине 90-х, как и сейчас, в Узбекистане был полный вакуум в шоу-бизнесе. Шоу-бизнес присутствовал, но в попсовом или национальном  варианте, а вот рокерами не занимался. Это был новый фронт работы, никем тогда не освоенный. 

Лишь изредка, прокаримовский Камолот, испражнял  нечто непотребное, но дальше отчетных концертов это не доходило. 

Рокеры, публика разношерстная и агрессивная и не воспринимала все что исходило от правительства, тусовка жила обособленно, разделенная на мелкие группы по предпочтению к музыке или стилю жизни. Но внутри тусовки не было конфликтов, все проблемы «волосатики» решали мирно. Лишь однажды, панки, что-то не поделили с хиппи. Драка постепенно перешла в попойку и на утро никто не мог вспомнить из-за чего «пошел весь сыр-бор». 

Тут гром среди ясного неба, в Ташкенте вдруг открылся Рок-клуб, случилось это 2 февраля 1995 года, Решением Ташкентского Хокимията. 

Появление Рок клуба, тусовка тоже восприняла в штыки и поначалу игнорировала все что исходило от нас, но потом все улеглось. 

Рок-клуб вышел с инициативой, «Ребята, довольно прятаться по подвалам и гаражам, пора на большую сцену выходить, себя показать и на людей посмотреть». 

Все организационные проблемы рок клуб брал на себя, то есть аренда концертной площадки, аппаратура, распространение билетов, реклама, охрана и прочее. Рокерам оставалось только отыграть в день концерта. Денег за выступление никому не платили, все вырученные средства шли на покрытие расходов, выплату зарплаты штатным сотрудникам – непосредственно задействованным  в процессе  и организацию следующего шоу. Периодичность концертов, каждые две недели. 

Есть доля несправедливости в распределении средств, но тогда такое положение устраивало всех. Рок - клубовцы получали то, что хотели, доход, признание молодежи и самоутверждение, а рокеры были узнаваемы на улице. Музыканты перестали играть для себя или в узком кругу, их увидел большой зритель, а он – зритель есть самый главный судья, его не обмануть. Все это породило конкуренцию и среди рок групп пошла борьба за качество музыки и зрительское признание. 

Но нет худа без добра. Не у дел оказался Камалот, точнее сказать, его хозрасчетный участок группа «Рейс 09» и единственный «монополист» и обладатель аппаратуры в Ташкенте Игорь Савич. 

Ламповая аппаратура, тогда была только у него. Группа «БЕК» растворилась в США, другие поставщики предлагали аппаратуру – полупроводниковую и аренда ее стоила неимоверно дорого. Рокеры имели две альтернативы, либо играть у Савича, там где он скажет, и то что он скажет, либо не играть вовсе. Подводные камни, само собой были. Игорь Савич выпуская на сцену очередную группу заранее обрекал ее на провал, т.к. лично сидел за пультом управления звуком и что профессиональном языке называется «порол» звук, умышленно. Зритель, естественно судил о группе по тому что он услышал. Прорыва вперед и популярности это группам не давало, а «величайший музыкант всех времен и народов» И.Савич, повторял такую фразу, - «Сначала играть научитесь»…. Свои выступления, естественно он озвучивал качественно. Так все и продолжалось очень долго, пока не появился рок клуб, нейтральный ко всем и не заинтересованный к сдерживанию или возвышению музыкантов. За пультом управления всегда сидел нейтральный человек плюс один человек от выступающей группы, чтобы не было претензий и недоразумений. Каждая группа «ставила» тот звук, который ей приходился по душе и все недовольства они высказывали своему звукооператору. 

Концертная база Савича, ДК Кабельного завода, к середине 1995 года опустел вовсе и Савич остался не у дел, народ подался в «Крематорий». 

«Рейс 09» стали забывать, на концерты Камолота собиралось не более 50 человек, в основном друзья Савича, выяснилось, что Игорь Савич НЕ БРАЛ с музыкантов денег за выступление, но плата все же была – билетами. Каждая выступающая группа обязана была реализовать определенное количество билетов на предстоящий концерт. В афишах, имя групп не указывалось, лишь большими буквами, Фонд Камолот представляет -  «СУПЕР ГРУППА РЕЙС 09», так что Савич и Камолот получали то что хотели. Камолот отмывал ворованные средства, пуская на работу с молодежью крохи, а Савич народное признание и известность.  Куда уходили кассовые сборы тоже тайна. 

И вдруг для них, все кончилось. 

Естественно, стали «принимать меры» и выход был найден, весьма и весьма оригинальный. 

Рок-тусовку причислили к экстремистам, после скандального случая о появлении секты «черного братства» в Ташкенте. Лидером была некая Анджела, по прозвищу «Эджел», ранее дважды судимая за квартирные кражи. Страшная – как моя судьба! 

История эта, полна слухов и никто в точности не знает, как же все было на самом деле. Кроме самой Энджел. Но все это коснулось лично меня и сейчас я хочу поведать вам то что «накопал» за это время и что удалось пережить тогда. Где здесь, правда, а где ложь, трудно понять, тем более сейчас, но вот так сесть и написать все что удалось узнать и собрать по крупицам, как то руки не доходили. Похоже сейчас самое время. Хотя прошло уже почти восемь лет. 

Интернет, тогда в 1995-96 году тоже был в диковинку и был доступен не каждому. Началось все с того, что кто-то, вычитав во Всемирной паутине о сатанистах, стал подражать им. «Инициативная» группа, была человек 10 –15,  а может и больше.  Парни вырядились в черные балахоны, обвешались цепями, каждый вечер ходили по ташкентскому Бродвею, (ул. Саийлгох) и кричали «Мы сатанисты». Так продолжалось некоторое время. На них никто не обращал внимания. Разве что сверстники, пытаясь подражать «крутым» парням, тоже облачались во все черное и выпендривались как могли. Без алкоголя и наркотиков тут не обходилось, хотя водка и анаша, были только для запаха, а дури - у этих «энтузиастов» своей хватало. 

Долго, завсегдатаи тусовки собирались на «Поляне», это тоже недалеко от Сквера, но позже место это заняла какая-то очередная «стойка Века». 

Начало 1996 года, на Сквере (Сквер Амира Темура) и Броде (ул. Сайлгох), появилась некто Анжела, она же «Блэк Энджел», недавно освободившаяся из колонии общего режима, где отбывала наказание по пустячному делу. Говорят, что за квартирную кражу. Рядом с ней тусовался Ванек-Малой, лет 14-15, было чувство, что он ее сын. 

А также, все помнят Сергея Федотова, он же «Дед» - группа «Жертва аборта», и Максима Быкова – «Гад», Евгений солист группы «Упал кед» н же  «Дядька», Юрий – «Палач», Вадим – «Заяц». 

Позже, народ узнал о другом Сергее Федотове, из Газалкента, лидере рок-группы «Маль», ставшим популярным после выхода его сингла «Ты умеешь летать», благополучно «содранной» у «ЧиЖа» - «А не спеть ли мне песню». Но, не в нем и не в плагиате дело, а в том, что Федотов-второй, пострадал тоже, сам того не понимая, за что же. Просто менты узнав, что Федотов Сергей, почему-то освободился из зоны слишком рано и набросились на второго Федотова, думая, что это первый Федотов, т.